?

Log in

No account? Create an account

Поражающий элемент

Двадцать лет назад в Северной Осетии взорвалась первая самодельная бомба, осколки которой поражают людей до сих пор. Тогда мы поняли, что началась новая эра, апогеем которой через пять лет станет Беслан. Но и тогда, и сейчас мы не знаем, как с этим бороться. Потому что трудно воевать, когда не видишь лицо врага.

12997166

Настоятельница женского монастыря игуменья Нонна тогда была журналистов ГТРК «Алания» Наташей Багаевой и в тот день получилось так, что ей пришлось поехать на место событий в качестве оператора. Вместе с Эльбрусом Дзабиевы. Это была вынужденная мера – действовать нужно было срочно, а все группы оказались в районах республики и связаться с ними не было возможности. «В редакцию «Планета людей» позвонил Олег Доев и распорядился ехать на рынок, где взорвалась бомба», рассказала матушка Нонна. На тот момент у нее была личная полупрофесстональная камера – «эсвэхаэска» - пришлось обходиться ею. Но на рынок, где произошел теракт Наташу и Эльбруса не пропустили, всё было оцеплено. Они увидели случившееся издалека. «Было ощущение нереальности происходящего, на автомате снимала всё, что видела, не вдумываясь, что произошло», говорит она. Накрыло позже, в больнице, куда журналисты поехали снимать пострадавших.

«В палате лежала девочка лет пяти, вся в трубках – доктор, который водил нас по палатам, приподнял одеяло и я увидела, что у неё нет ноги. От этого зрелища я еще долго потом не могла отойти», вспоминает она.

Потом стало известно, что начиненное взрывчаткой устройство поражало снизу – от этого оказалось та много людей с поврежденными ногами – не говоря уже о беспрецедентно большом количестве погибших – 52 человека. Наша республики столкнулась с подобным впервые и ощущение растерянности было вполне объяснимым. Никто не знал, как реагировать, что делать, с кем бороться. Враг был невидимым, но слишком явным. И даже когда задержали исполнителей теракта, все понимали – это технические, малозначимые детали. То, что нас убивает гораздо серьезнее, чем пара-тройка живых инструментов этого убийцы. Тогда во Владикавказ впервые приехал руководитель ФСБ России Владимир Путин, запомнившийся огромной меховой шапкой, пообещавший, что теракт будет раскрыт. Обещание он сдержал – исполнители понесли наказание. Правда, двое из них уже на свободе. Так получилось. Наш суд подтвердил статус самого гуманного суда в мире. Правда, уже не в комедийном фильме, а в реальной жизни, в которой 52 человека оказались убиты и более двухсот ранены.

Потом случился Беслан. Владимир Путин снова приехал в Осетию в ночь после штурма. А потом пообещал ассиметрично ответить террористам. И ответил, отменив прямые выборы губернаторов. Правда, потом вернул их всем, кроме нескольких регионов, среди которых оказались и мы. Только вот несмотря на эту, безусловно, сильную меру безопасности, теракты в Осетии не прекратились. Враг по-прежнему оставался безликим, а суды над исполнителями ни к чему не привели. Такие винтики машины убийств появлялись снова и снова. И, скорее всего, этот процесс еще далеко не завершен. Только вот рецепта противоядия до сих пор нет.

«После всех тех взрывов и, тем более, Беслана, мы должны были измениться, стать лучше и чище, но этого не произошло. Мы так ничему и не научились», сказала игуменья Нонна. Возможно, это могло бы стать тем самым противоядием. Но не сейчас.
Пока что мы принимаем плацебо.

Крайний

История сенатора Арашукова показала, что народ будет рад любым арестам чиновников. Всех, без исключения.
Их могут даже всех скопом поставить к стенке и публично расстрелять. Никто не возмутится. Наоборот, поддержат.
И это касается не только Кавказа. Напротив, как раз на Кавказе хоть гипотетически можно ожидать массовых возмущерий. По причине сильных родственных связей. Но даже родственники не выйдут. Никто не выйдет.
Сколько бы миллиардов у тебя ни было.
"Так ему и надо", подумают все.
Другое дело, что если сажать за коррупцию, то это должно быть не избирательно, а по факту.
Правда, в этом случае, первыми в очереди окажутся те, кто сажает.

4940444
Давайте для затравки запощу здесь свой текст из МБХ-Медиа.

В Северной Осетии возрождают древний народный суд тархон, который будет заниматься нравственными вопросами и принимать соответствующие меры к оступившимся — вплоть до порицания их в СМИ. На фоне происходящего в соседних регионах некогда самая светская из кавказских республик Северная Осетия старается соответствовать модным тенденциям и добровольно погружается в Средневековье.

Если еще несколько лет назад жители Северной Осетии с искренним непониманием следили за происходящем у соседей и практически в один голос осуждали установление там полушариатского правления с неофициально одобряемым многоженством, преследованием лиц нетрадиционной ориентации и так называемыми «убийствами чести», то сейчас ситуация меняется.

С приходом на должность главы республики Вячеслава Битарова, сразу обозначившего себя как «патриота» и часто появляющегося в национальной одежде, в Осетии стало набирать популярность «национальное движение». При этом четко сформулировать, что в современном мире может означать «возвращение к корням», никто из идеологов национального самосознания оказался не в состоянии. Вместо этого председатель организации «Высший совет осетин» (Стыр Ныхас) и одновременно канадский гражданин Руслан Кучиев заявил о воссоздании древнего народного суда тархона, который станет на страже морали и нравственности, а «осужденные» будут подвергнуты остракизму и «публикациям в СМИ». Выносить решения судьи будут, основываясь на некоем «обычном праве осетин». При этом, по словам Кучиева, представители Стыр Ныхаса не собираются становиться оппозиционерами и «идти на баррикады» — что, само собой, дало повод говорить о неподсудности тархону крупных местных чиновников.

Вообще на Кавказе, за редким исключением, приверженцы «возвращения к корням» предпочитают не замечать проступков представителей власти, зато с рвением бросаются на, как им кажется, попирающих нормы морали женщин или даже детей, как это произошло месяц назад в Дагестане. Read more...Collapse )

Выжившие

Есть тут кто живой? Или все в фейсбуке да твиттерах сидят? Точно не в инсте, слишком мы нормальные для этого. Может, пора возвращаться?

В прошлом году я не видел Бессмертный полк вживую. Но даже с монитора или с экрана смартфона это было незабываемое зрелище. Почему-то начинало покалывать в груди и на глаза наворачивались слезы.

IMG_0690
Сегодня я решил снять проход Полка полностью. Вот так — от самого первого участника до замыкающего шествие. Не вышло. На 13-й минуте память телефона оказалась переполнена. А конца проходящему мимо потоку людей все еще не было видно. Они шли еще минут двадцать — мужчины, женщины, старики. Но больше всего меня поразили дети. Они явно не понимали, что происходит — взрослые вручили им плакаты со старыми и молодыми дядями и маленькие участники шествия несли их столько сколько могли.

Конечно, им объяснили дома, что на черно-белой фотографии их прадед или даже прапрадед, который воевал в войне, о которой маленькие дети пока еще не знают. А когда узнают, поймут, почему надо пронести портрет — до конца. И не только на плакате. Поймут —  тот, что на фотографии — он герой. Даже если не получил ни одного ордена или медали. Потому что не за медали он отдал или готов был отдать свою жизнь. Не за медали харкал кровью под Москвой. Не за медали рыл окопы на Пулковских высотах. Не за медали штурмовал этаж за этажом в Сталинграде. И не за медали умирал в последние дни войны в Берлине. Кто знает, может быть, он и на войне-то пробыл всего пару часов. Может быть, и выстрела ни одного не сделал. А может, даже не доехал до фронта — его состав разбомбили еще в тылу.

Не в этом дело. Он отдал самое ценное, что у него было. Даже не задумавшись. И отдал бы еще раз, если бы понадобилось. Вот за эту девочку с косичками, которая сейчас сидит на плечах у его внука. Или за этого мальчика, выкрикивающего «урааа» вместе с красиво одетыми солдатами.

А еще… Еще этот человек на черно-белой фотографии умер за то, чтобы больше никто не умирал. Потому что был уверен — хватит и его. И еще 26 миллионов таких же как он. Он считал, что это достаточная цена.

Когда эти черно-белые фотографии плыли мимо меня, покачиваясь в такт шагов, казалось, что нет ничего сильнее и мощнее этого единения — отцов с сыновьями. Дедов — с внуками. Предков — с потомками. И не было ничего лишнего. Только ОНИ и мы. Как будто мы, отсюда, давали обещания. Каждый обещал свое. Но все вместе — постараемся быть достойными. Хоть мы и слабее. Хоть нашей веры — меньше. И мы попросим их у ВАС.

Потому что у вас их было в избытке. Так что на нас тоже хватит.

Dec. 24th, 2015

Персональный глобус - счетчик, показывает на глобусе из каких стран и городов посетители моего блога в текущий момент. Глобус можно крутить в разные стороны, приближать.

Про форум

Когда смешиваются такие чувства, как злость и зависть на душе становится как-то дискомфортно. Хотя бы потому что злость для меня привычна, а зависть – нет. Но два дня в Архызе все-таки, смогли перемешать их во мне.

Я люблю горы. И считаю, что самые красивые они у нас, в Осетии. Без оговорок. И мне очень обидно, что видели их так мало людей. Потому что у нас разговоры о развитии туризма так и остаются разговорами. А на деле домик в Цее мне предложили за 10 тысяч рублей. В сутки. Разумеется, ехать в Цей я передумал. Во-первых, потому что домик очень средненький, а во-вторых, потому что дорого. Во всяком случае, я не могу себе пока позволить такой отдых.

А ровно через три дня после этого я уехал в Архыз. На гражданский форум, организованный «Курортами Северного Кавказа», «Россетями» и ЦСКП «Кавказ». О том, что собственно происходило на форуме скажу чуть позже. А перед его началом нас разбили на группы и поселили в отличных домах отдыха. В номерах, где было буквально все. Когда я спросил у организаторов, сколько стоят сутки, ответ меня просто убил – в среднем, 2-2,5 тысячи рублей. Не, при желании можно напрячься и найти подороже. Но это при желании и если напрячься. А если не делать этого и выйти в поселок Архыз в поисках еды, то вас опять ждет мощный удар. Таких цен у нас нет даже на равнине. Не говоря уже о горах. Как, например шоколад «Аленка» в Цее за 100 рублей. И это еще типа нормально. По-божески. В Архызе местные, наверное, не в курсе, что для настоящего комфорта туристов нужно заламывать цены, чтобы те поняли настоящую ценность отдыха на природе. Плюс к этому исключительная доброжелательность на лицах. (Нагрубили мне только один раз, когда я встал на пути отары овец, думая их сфотографировать покрасивее – пастух крикнул дословно «Чо встал, барашка боится, идти не может!»).

Подъемник. У меня просто нет слов. Он прекрасен! Как и пушки для искусственного снега вдоль лыжных трасс. Подъемник, правда, слегка дороговат, признаю. Но оно того действительно стоит. А внизу 50 грамм моего любимого Джемисона за 200 рублей смешанного с колой за 30 рублей. В Осетии такие цены могут только сниться. И не в горах даже, а почти во всех заведениях Владикавказа. Видимо, наши предприниматели и операторы турбизнеса погрязли в долгах настолько, что цены у них приемлемы только для довольно обеспеченных сограждан. 10, сука, тысяч!

Сам гражданский форум «Архыз 21» начался с интересных и актуальных выступлений.  Султан Хамзаев рассказал о проблеме «лирики» и привел цифры. КБР – 600 тысяч капсул, КЧР – 700 тысяч, Северная Осетия – 3 миллиона. Настоящая катастрофа. Но гораздо хуже то, что попытки даже законодательного органа КБР запретить распространение препарата ничего не дали. Прокуратура опротестовала это решение парламента и все вернулось на круги своя. Удивительно, что официально признают проблему все ветви власти и общества, но поделать с ней не могут ничего. Ну, или просто делают вид, что не могут.

Были еще интересные выступления. Но в определенный момент инициативу перехватили исламские активисты. Милые бородатые парни начали говорить о негативном влиянии туризма на «исконно мусульманское местное население». В частности, что вместе с приезжими приходят к аборигенам  алкоголизм и проституция. Ну вот просто спасу нет. Рассказал спикер и о том, как «в три часа ночи наткнулся на пьяного мужчину в коридоре». Это было просто ужасно! Этот пьяный, видимо, действительно собирался выйти (или выкатиться) из отеля, пройти 15 км до поселка и начать насаждать там алкоголизм и проституцию. Не иначе. А еще в том самом поселке, который живет за счет туристов, видимо, очень обрадовались бы инициативе ограничить приток этих самых туристов. Или пропускать их на курорт только после одобрения исламской комиссии, состоящей из подобных выступающему товарищей. Конечно, приток приезжих увеличился бы в разы!

Порадовал и правозащитник (что за деятельность такая – правозащита – никак не могу понять уже лет 10) и журналист (потому что если правозащитник, то обязательно еще и журналист) Али Чаринский. Опять про гонения мусульман рассказал. Про притеснения, разумеется. Но при всем этом ни слова о том, что от произвола правоохранительных структур страдают не только «активные» мусульмане. Страдают все и в этом списке мусульман – меньшинство. Видимо, тот раздел, которые наши бородатые друзья установили между себе подобными и остальным обществом вовсю работает. Убивать и пытать можно всех, кроме них. Если тронете «братьев» поднимется вой. Если «брат» «случайно» зарежет кого-то или пристрелит, а ему за это прилетит ответка, то он – гонимый и невинно убиенный. Как-то так у них получается.

А в целом, мне понравилось. И сам Архыз, и форум. Очень надеюсь, что позовут еще.

11223813_10204042237527334_216598648546637833_n.jpg

11745461_10204042598096348_8681888676235472508_n.jpg

DSC_0982.JPG

DSC_0984.JPG

DSC_0985.JPG

DSC_0997.JPG

DSC_1011.JPG

DSC_1015.JPG

DSC_1024.JPG

DSC_1025.JPG

DSC_1028.JPG

DSC_1031.JPG

Мне всегда хотелось в Питер. Просто потому что я знал – по рассказам и картинкам – он очень красивый и там много фантастических знаний. А еще есть песни. Немного грустные, но от этого еще прекраснее. «Эту реку в мурашках простуды, это Адмиралтейство и Биржу…». Правда же здорово? В общем, Питер увидеть – хотелось. Да, чуть больше, чем другие города, но, все-таки, желание было не болезненным. Теперь она таким стало.

DSC_0095.JPG

Четыре дня в Санкт-Петербурге свое дело сделали. Всего четыре дня на форуме ОНФ, из которых два я почти полностью посвятил этому городу. Про форум скажу коротко. Мне понравилось. Несмотря на многие вещи, которые для меня не приемлемы в общем организация была на высоком уровне, как и уровень спикеров. Про встречу с Владимиром Путиным говорить, наверное, смысла не имеет – все видели ее в прямом эфире. Мой косяк – не смог задать вопроса, который хочу задать уже несколько  лет. Надеюсь, еще получится, хотя, еще больше надеюсь, что задавать его смысла уже не будет.

DSC_0067.JPG

А Питер… Я не знал, как его назвать все эти дни. Он красивый. Нереально красивый. Он спокойный. Он интеллигентный. Он вежливый. Он доброжелательный. Все это верно, но главного слова я тогда так и нашел. И когда смотрел на шпиль Петропавловской крепости, оно крутилось в голове, но поймать его не получалось. Только здесь, когда впечатления немного упорядочились, слово было найдено.

DSC_0122.JPG

Питер – дорогой. Безусловно, самый дорогой город на Земле. Нет, это не про цены в магазинах на какие-то товары. Это про сам город. Мне даже страшно думать, сколько за него заплачено человеческих жизней. Только за последние 100 лет, лишь по приблизительным подсчетам – около 2 миллионов. Он напомнил мне самый красивый и в то же время страшный цветок – орхидею. Тот тоже вырастает на продуктах гниения, из которых в итоге получается режущая глаз красота.

DSC_0141.JPG

Это сочетание пугает и завораживает одновременно. И когда думаешь, сколько людей погибло, что мы сейчас беззаботно катались на экскурсионном катере и восторженно вертели головами в разные стороны, становится жутко. Вначале это была всероссийская каторга – строили Петропавловскую крепость. В грязи и холоде. По 12 часов. Мало кто выдерживал даже пару месяцев.

DSC_0150.JPG

Но главное – блокада. И попытки ее прорвать. Уникальный случай в истории, когда героизм был на самом деле, массовый. Поголовный. И почему-то мне кажется, что выдержать эти почти 900 дней могли только они – ленинградцы. Они выдержали. Похоронив чуть ли не миллион своих сограждан. И это только в городе. Потому что во время многих попыток прорыва погибло столько же солдат, если не больше.

DSC_0184.JPG

Город на костях. Они стали его фундаментом. Его стенами. Вообще – всем. Но вот странное дело, они не сделали его мрачным. Скорее, наоборот, усилили восторг. Потому что когда смотришь на все эти дворцы и шпили, гуляешь по набережным и любуешься мостами, понимаешь самое главное. Нет на свете ничего сильнее человеческого духа. Как бы это пафосно ни прозвучало.

Так что, да, Питер самый дорогой город на свете.

DSC_0189.JPG

DSC_0191.JPG

DSC_0198.JPG

DSC_0216.JPG

DSC_0218.JPG

DSC_0261.JPG

DSC_0294.JPG

DSC_0295.JPG

DSC_0312.JPG

DSC_0331.JPG

DSC_0223.JPG
Не будет не имен, ни адресов, ни дат, ни номеров.
Будет просто моя злость.
В одном детском саду есть группа, где среди «нормальных» детей одна – аутистка. Дети в курсе, что она не такая, как они. И им смешно. Они ее так и называют – «глупая Маришка». И шутят над ней. По-своему, по-детски. То во время тихого часа скажут, что за ней пришли родители и она безропотно встает и одевается. «Чтобы ее воспитатели поругали», - говорят дети. Это же так смешно. Или встанут вокруг нее и начинают спрашивать как кого зовут. А она в ответ – «чашка», «стол», «игрушка». И опять весело. С ней никто не дружит. Может быть, скучно, а может быть, детский стадный инстинкт, когда толпа не дружит с тем, с кем не дружат лидеры.
Дети говорят, что шутят над глупой Маришкой, пока их не видят воспитатели. Хотя… Знаете, я в это не очень верю. Как и в то, что воспитатели не понимают, что происходит. Потому что они были просто шокированы, когда после стандартных тестов перед школой выяснилось, что глупая Маришка справилась с ними лучше всех в группе. «Это же невозможно! Она же отсталая!». Нет, так, конечно, никто не говорит. Вслух. Но это реальный шок. Шок для людей, считающих аутистов отсталыми.
И это ведь касается не только воспитателей из того детского сада. Аутистов считают психами и ненормальными. Хорошо хоть в дурдом уже не сажают. Но такими темпами, думаю, скоро начнут. Потому что мы так к ним относимся. Мы не учим своих детей не быть сволочами и не издеваться над теми, кто слабее и не такой, как они. Он не хуже и не лучше, он просто другой. Хотя, насчет «не лучше» вовсе нет уверенности. Аутисты едва ли не самые лучшие программисты в мире. Да и в казино, говорят, их не пускают от греха подальше. Уж точно не потому что они идиоты. Идиотов туда как раз пускают. Еще и бесплатное шампанское наливают.
Я почему-то вспомнил эпизод из своей жизни. Лет 8 назад, когда я жил в общем дворе, напротив на лавочке каждый день с утра до вечера сидел парень с синдромом Дауна. Ему было лет 35, но выглядел он максимум на 20. Он собирал цветы на палисаднике и дарил их всем проходящим. И улыбался. Знаете, мне всегда было его жалко. Ну вот такое противное чувство, согласен. Не то, чтобы я старался побыстрее пройти мимо него, нет. Просто почему-то жалел. Ровно до тех пор, пока один мой друг не стал часами сидеть с этим парнем. Я не знаю, о чем они говорили, но друг тогда приходил и рассказывал, что Жорик – единственный, с кем можно беседовать буквально обо всем. И он точно не нуждается в чьей-то жалости. В понимании – да, но не в жалости.
А я с ним так и не поговорил.
Так что я знаю, какой фильм буду смотреть сегодня ночью. Дастин Хоффман и Том Круз мне в помощь. 

Слабость

Мы слабые.
Мы немощные.
Мы не верим в свои силы.
Мы словно дети, которые вечно надеются на родителей. Они взрослые. Они придут и надают по попе плохим. Мы просто ждем этого. Годами. Словно от нас самих уже ничего и не зависит. Словно мы сами не можем решить, что хорошо и что плохо.  За нас решат. За нас сделают. И все будет хорошо. Но сделают – другие. И то, если захотят. Не потому что они так переживают за нас. Нет. Потому что они сами считают, что это плохо. И они могут. И хотят.
Только что получил письмо из Следственного комитета. Короткий релиз о передаче в суд дела 28-летнего владикавказца. Он заманил домой и надругался над 9-летней девочкой. В комментариях сказали, что «на зоне этому человеку откроются новые горизонты сексуальной жизни». У меня самого первой именно эта мысль возникла. То есть, справедливость должны установить уголовники. Так, как считают ее надо устанавливать. Своими методами. Задумайтесь. Уголовники-наказание-справедливость. А мы… Мы снова ни при чем. Пусть ОНИ за нас все сделают.
И даже когда мы говорим о возвращении смертной казни, это тоже не то. Ну не то. Смертная казнь для таких людей – легкое избавление. В идеале, для таких случаев можно говорить только об одном виде наказания – отдать насильника людям. Родственникам, близким, да и просто тем, кого не все равно. Вообще, «не все равно» должно было бы быть главным показателем. Главным мерилом. И если будет процентов 15 людей, которым «не все равно» - изменится многое.
А пока этого нет, мы так и будем уповать на других. Может быть, даже на тех, кого не уважаем. На тех же уголовников, например.
Да, это неприятно. Это даже отвратительно. Но это так.
И я не буду писать банальное «смиритесь!». Этого не надо.
Мы и так смирились. 

Нетолерантности пост

Толерантность в том виде, каком она сейчас – полное убожество и лицемерие. Она, как мне кажется, вполне нормально реагирует на слова, сказанные где-нибудь на кухне, и в то же время гневно относится к тому, что сказано в публичном пространстве. Более того, именно эта реакция и порождает саму нетерпимость как таковую.

Если, скажем, вспомнить несколько футбольных скандалов, когда черных игроков болельщики называли обезьянами, то напрашивается всего один вывод – это как раз последствия толерантности. Той, толерантности, к которой мы все уже привыкли. Когда внутри можно, а снаружи – нельзя. Мне, скажем, очень проблематично представить, чтобы в тех же 70-х годах кому-нибудь пришло в голову кидать на поле бананы. Никто бы не понял. Не осудил бы даже, а просто не понял. Так что, делать это не было никакого смысла. Сейчас – поймут. Осудят. Напишут гневные посты или статьи. Еще бы, это ведь оскорбительно. И вот это самое «оскорбительно» немного напрягает. То, что это «оскорбительно» говорит та самая новая толерантность, придумавшая сама для себя правила и заставляющая жить по ним все остальных. И вот думается мне, не было бы этих правил, никто бы и не подумал их нарушать. Тем более, что большинство из них просто абсурдны по определению. Почему, допустим, нельзя называть негра – негром? Почему он резко стал афро-американцем или афро-россиянином? Или даже афро-осетином (да, да, есть и такие). Или кто-то вдруг отменил научное название расы? Нет, вроде никто его не отменял. Но тогда почему слово «негр» вдруг стало оскорбительным?
1551519_930310683655535_1869474015865436986_n
Или та же теория Дарвина. Тут вот давеча глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров написал в своем (или том, который за него кто-то ведет) инстаграме комментарий на речь Барака Обамы, где высказался о том, что теория Дарвина в отношении президента США не работает. Посыпались обвинения в расизме. Но, господа, разве теория Дарвина касается только негров? Разве не все мы, если исходить из нее, произошли от обезьян? Но почему тогда я просто уверен, что если бы такое было сказано о том же Джордже Буше, никто бы даже внимания не обратил. Хотя, если использовать чисто научный подход, господин Буш, при всем моем к нему уважении, тоже произошел от обезьяны. Может быть, даже от одной с господином Обамой. Правда ведь, все это выглядит очень нетолерантно? Хотя никакого желания кого-то оскорбить у меня не было.

Вообще, на мой взгляд, если бы не новые правила толерантности, оскорбить или задеть кого-то было бы весьма проблематично. Ну не воспринимались бы шутки или даже не шутки как оскорбления. А сейчас – воспринимаются. Ибо – прописаны в правилах, что можно, а что нельзя. А раз так, то задеть чьи-то чувства стало гораздо проще. Даже если ты этого вовсе не хочешь. Вот кому, скажите, еще лет двадцать назад могло прийти в голову, что рождественская елка на улицах Парижа или Лондона может кого-то ввергнуть в ужас? А сейчас это нормально. Или жареный поросенок на подоконнике. Ужасно, уберите, это ведь так нетолерантно!
То есть получается, что само существование толерантности и ее правил увеличивает градус нетерпимости и этой самой нетолетантности. Парадокс. Но он работает. И люди ненавидят друг друга с новой силой. Только вот если раньше для ненависти нужны были веские основания, то теперь они не нужны.
Толерантность позволяет ненавидеть из-за мелочей. Которых даже вполне может и не быть. 

О том, чего нет

На втором кавказском форуме СМИ, наконец-то нашли виновных во всех бедах региона. Хотя, нельзя сказать, что вот прям взяли и нашли. Вовсе нет - подозрения были и раньше, но теперь все выяснилось окончательно. Это - несознательные журналисты. Ну и блогеры, конечно. Пишут не так и не о том, что надо.

Ну вот, смотрите сами. Федеральные журналисты в значительной степени несут ответственность за то, что имидж Северного Кавказа до сих пор остается преимущественно негативным. Такую точку зрения озвучили на пленарном заседании II форума СМИ СКФО ведущие холдинга ВГТРК Максим Киселев и Дмитрий Щугорев. Вместе с тем работа по исправлению сложившейся ситуации требует взаимодействия власти и гражданского общества.
Из сказанного меня больше всего интересует, что значит "взаимодействие власти и гражданского общества". Власть, вроде бы у нас есть. Причем во всех субъектах. А вот насчет гражданского общества... Я и правда, не знаю, как с ним обстоит дело в Дагестане, Кабардино-Балкарии или Ингушетии (насчет Чечни говорить не стану, потому что там есть всё и если понадобится, то гражданское общество появится буквально за пару дней волевым решением руководства). Но зато я точно знаю, как с гражданским обществом обстоит дело в Северной Осетии. И могу описать это всего лишь одним словом - никак.

Для меня до сих пор показателем этого самого гражданского общества остаётся один день осени прошлого года, когда парламент взял и отменил прямые выборы республиканского главы. Он, кстати, имел на это полное право по принятому незадолго до этого федеральному закону, который журналисты до сих пор называют "законом Мачнева". Именно спикер нашего с вами родного парламента попросил Владимира Путина оставить такую элегантную лазейку для "некоторых регионов".

Так вот, в тот день гражданское общество Северной Осетии проявило себя во всем своем великолепии, заставив сердце трепетать от гордости. У дверей мэрии Владикавказа, где тогда заседали депутаты, стоял с протестным плакатом всего один человек - Эльбрус Дзабиев. Остальные члены гражданского общества выражали ему яростную поддержку в интернете.

В таком случае, получается, что раз гражданское общество в нашей республике представляет всего один человек, который не прячется за никами и айпи-адресами, то власть должна взаимодействовать исключительно с ним. И больше ни с кем. И именно этот альянс должен формировать повестку дня в Северной Осетии. Именно он должен работать над "позитивным имиджем региона". Так же получается?

А если да, то, может быть и правы те, кто так стремится указать местным журналистам на их место, как недавно это сделал господин Меликов?

Все равно ведь пипл схавает.

Smiley
333Тут, говорят, давече, анекдот запретили. Хорошее начало, если учесть, что он (анекдот этот) один из моих любимых.
Теперь вот ждем продолжения. Вчера полпред Президента РФ в СКФО Сергей Меликов завершил свой визит в Осетию. Много с кем встречался, виделся, на Электроцинке побывал. А Электроцинк, кто не в курсе, это наша гордость. Ну, всеосетинская. Ибо флагман металлургии. И производит цинк. И им в Осетии очень гордятся, потому что он экологически чистый и приносит огромные деньги в бюджет всех уровней. Это я так говорю, потому что по-другому теперь, наверное, уже будет нельзя. Потому что господин Меликов всех предупредил, что нельзя передергивать и искажать информацию. Прям так и сказал: Прежде чем начать, хотел бы обратиться к этим ребятам, которые передо мной стоят. Хочу вас попросить, а где-то даже предупредить, мы встречались с вашими коллегами недавно. Мне бы очень хотелось, чтобы вы информацию о сегодняшнем разговоре, о сегодняшней беседе давали правильно.
Мне, после прошлой встречи, очень неприятно было потом читать в блогах различных,  очень, скажу правду, противно было  давать какую-то оценку тому, что вы потом написали и обсудили где-то в каких-то статьях, где вы начали рассказывать какие-то вещи о каких-то непонятных шашлыках. Превратив шутку, которой с вами поделился этот уважаемый человек, в какую-то банальную тему для обсуждения. Мне бы не хотелось, чтобы из слов уполномоченного представителя, на всякий случай,  президента РФ, выдергивались отдельные фразы и становились поводом для обсуждения.
Не знаю, как вы, а я понял. Потому что доходчиво предупредили. Как-то даже слишком доходчиво. Доходчивее просто некуда. Тем более, что неправильная трактовка всяческих комментаторов и блогеров может привести к плохим последствиям. Деструктивным даже. А несознательные или слишком сознательные элементы могут воспользоваться ситуацией для проведения протестных акций. Ну, вы же сами видели эти толпы протестующих во Владикавказе. Прям прохода от них нет, что уж там.
Поэтому я тоже не буду нагнетать и просто поблагодарю Сергея Меликова, который по-военному четко доложил жителям Северной Осетии, что "позиция официальной власти, позиция уральской горно-металлургической компании на сегодняшний день представляется мне позитивной, потому что помимо производства, которое нужно сегодня стране, решается задача социальной обеспеченности, решаются вопросы спонсорской помощи по проведению различного рода мероприятий. Завод нужен городу, завод нужен республике, поэтому я хотел бы попросить всю эту полемику, все  вещи, которые на сегодняшний день совершенно не обоснованы, снять и больше о них не говорить"
Ну а раз просят, то почему бы и не снять? А то, говорят, 282 статья УК РФ уж больно круглая и при желании подвести под нее кого угодно, кроме, разве что котика из фэйсбука. Так что, придется быть котиками, ничего не поделать.
Вчера довелось читать и немного участвовать в феерической красоты диспуте на фэйсбучной странице одного из дагкестанских френдов. Прежче чем начать рассказывать об этом, хочу в очередной раз признаться в большой и искренней любви к дагестанской блогосфере. Как я уже не раз говорил, для Кавказа (да и не только, наверное) дагестанские блогеры уникальны. Пока нигде, если брать такие сравнительно небольшие регионы, я не видел такой полярности пользователей. И если в оругих республиказ состав блогеров примерно одинаковый по показателям айкью, то в Дагестане нет. Градация от 0 до 100 и это круто. Потому что интересно читать всех. Одних - потому что просто интересно, других - потому что тупо и тоже интересно. Так что, спасибо вам, Света Анохина, Закир Магомедов, Кира Машрикова, Заира Абдуллаева... Фэйсбучников перечислять не буду, места не хватит.
Так вот, вчера говорили о горской чести, адатах и тому подобное. В частности, один товарищ, который до того в ленте мне казался вполне адекватным, написал, что ни за что не хочет, чтобы у него родилась девочка, потому что ее придется убить, если она его опозорит. Честь рода и тому подобное.
Самое классное, что поциент ни словом не упомянул того, кто этот род может опозорить вместе с девушкой, то есть парня. Вроде бы, как это положняк и так и надо, что парни соблазняют, а девушка должна не дать. И спроса с парней нет. Они же дети, им природа шепчет и все такое. Никто и не вспоминал, что если говорить о кровной месте и защите чести рода всегда в первую очередь был спрос с мужчин, а уже потом, если доходило, с женщин. Хотя, не припомню, чтобы в Осетии убивали женщин. Может, в других республиках, не знаю. Но тоже сильно сомневаюсь.  Повторю, спрос всегда был с того, кого считали сильнее. И старались убить именно их.
И вот странные выводы напрашиваются в связи с этим.
Итак, если сейчас так сместились акценты в том же Дагестане, что нормальным считается убить девушку - в большинстве своем, сестру или дочь, то получается, что их считают сильнее. Потому что вроде бы как сильный тот, кто принимает решения. Мужчины вроде бы как - в стороне. Обычный инструмент (уж простите за такое сравнение) для удовлетворения женской похоти. Они, может быть, и не хотели, но их заманили и обесчестили. Ну разве не чушь? Или не чушь? Может, и правда, сейчас мужчины стали другими? И теперь они могут спрашивать только с женщин, но не с других мужчин. Тогда ведь и ответка может прилететь.
Помню, как лет 20 назад в университете, где я в свое время учился, произошло убийство. Парень убил насильника своей сестры. Сестра почему-то осталась жива. Ее никто не тронул. Моралисты Дагестана, конечно, это бы не одобрили, уверен.
И вот еще вопрос, который я вчера так и не успел задать, так как ветку обсуждения снесли.
А наркоманы свой род не позорят? Их убивать не надо? На мой взгляд, то, чем они занимаются - в разы хуже самого запредельного женского блядства. Но почему-то об убийствах чести наркоманов я пока не слышал. Видимо, они, все-таки, гордость своего рода.

devochka-vozmucshaetsya_22213158_orig_

15 секунд Беслана

4 сентября 2004 в газете «Коммерсант» вышла статья под заголовком «Бесланный конец». О чем она была, говорить не буду. Все понятно и так.

С тех пор прошло 10 лет, и теперь я бы не очень удивился, увидев на просторах интернета или в прессе другой заголовок — «Конец Беслана». Они вроде бы похожи. Но это только на первый взгляд. Сейчас, через 10 лет, наверное, можно сказать, что да, Беслан закончился. Не как город, разумеется, а как знаковое событие, ставшее символом позора, горя и героизма.

С каждым годом он сжимался, словно Шагреневая кожа, и в конечном итоге его хватило лишь на то, чтобы накрыть собой небольшой клочок земли под названием Северная Осетия. Другие люди, в других местах, за небольшим исключением, знают, что есть такой город, но вряд ли помнят, откуда у них в голове эти информация. Ах да, там произошло что-то ужасное. Кажется, детей убили. Много детей. Очень жаль.

И, может быть, это даже нормально, когда из памяти стирается телевизионная картинка с маленькими мертвыми телами, истекающими кровью. Память — она такая, очень милосердная. И Беслан сейчас для очень многих людей даже в России — просто история. Не такая далекая, как Великая Отечественная война, конечно, но что-то похожее. Прошедшее. Бывшее. Так ведь спокойнее.

Я и правда не знаю, как надо. Действительно ли нужно, чтобы о Беслане напоминали всем, даже тем, кто не хочет. Или, напротив, пусть знают лишь те, кому это надо? Разговаривал с участниками тех событий недавно — среди них тоже нет единого мнения. Правда, все они уверены: на государственном уровне в России Беслан уже давно перевернутая страница. Жертвы похоронены, компенсации выплачены, новые школы построены, медицинский центр введен в эксплуатацию (правда, жители Северной Осетии часто жалуются, что туда не попасть — все занято гостями из двух соседних республик).

Забудьте. Беслан в России — это 15 секунд в выпусках новостей 3 сентября. В этом году, наверное, будет немного больше — круглая дата, как-никак. Может быть, целый сюжет выйдет или даже передача. Хотя это ведь уже и неважно. Все равно смотреть это будут в подавляющем большинстве те, кто о Беслане вряд ли знает. Я просто надеюсь, что он не превратится в очередную клюкву, которую, конечно, интересно смотреть, но она — ни о чем.

Скорее всего, нам не покажут женщин, которые до сих пор в инвалидных колясках, хотя, в бытность свою президентом России, Дмитрий Медведев пообещал их поставить на ноги. Видимо, нашлись дела поважнее. Бывает, мы к этому уже привыкли. Да и женщины, скорее всего, уже привыкли, правда, может быть, по инерции, а может быть, действительно веря в слова крупных чиновников, продолжают ждать. Они ведь помнят, что господин Медведев сказал, что для страны «это небольшие деньги». Для страны — оно, конечно, да. А вот для людей, пенсия которых полностью уходит на лекарства, — деньги огромные. Нереальные деньги.

Для этих женщин (самой старшей из которых 39 лет) Беслан еще не закончен. Как не закончен и для тех, кто был в самой школе, кто выносил заложников, кто находился рядом, кто ездил на детские похороны. Но это капля в море. По отношению к огромной России их можно рассматривать как статистическую погрешность.

Которой вполне можно пренебречь.

http://region15.ru/articles/3976/
Подробнее:http://region15.ru/articles/3976/

Нонна

Untitled-3(17)Матушку Нонну я впервые увидел, кажется, году в 2004. В огороде у тети. Я тогда не поверил своим глазам, когда обернулся на оклик одной из поселившихся в соседнем доме монахинь, которые копошились на картофельных грядках. «Ни фига себе, ты что здесь делаешь?» — это было первое, что я смог из себя выдавить. Потому что передо мной стояла Наташа Багаева, человек, который по мере своих сил и моих способностей учил меня азам телевизионной журналистики с 1996 года. Она тогда была режиссером на ГТРК. «Планета людей», была такая молодежная редакция, если помните. Вот там мы с ней первый раз и встретились.

Сказать, что я в тот период снял много интересных передач я не могу, потому что не снял ни одной, но сейчас я понимаю, что, наверное, мне это особо и не было нужно. Главное тогда было другое – общение с людьми, которые через совсем короткое время стали знаковыми в местной журналистике – Алан Диамбеков, Бусик Дзабиев, Казик Басаев… Ну, и собственно, Наташа Багаева. Ее почему-то все называли «Цаеппузыр» (Пуговка). Я так и не понял, почему, но по легенде, это был персонаж одной детской программы, которого и играла Наташа. Врать не буду, программу эту ни в эфире, ни в записи я так и не увидел, а вот ассоциация с Цаеппузыр – осталась. И даже сейчас, когда я бываю в монастыре и вижу матушку Нонну, в голове нет-нет, да и промелькнет это имя. Или не имя. Даже не знаю, как правильно.

Потом было многое. Помню, когда случился первый теракт на рынке в 1999 году, Наташа была там одной из первой с почти любительской ВХСкой, а потом рассказывала, что весь ужас дошел до нее только потом – «когда смотришь в видоискатель, ты как будто отстранен и не понимаешь, что происходит на самом деле». В полной мере до меня эти слова дошли несколькими годами позже, в Беслане. Но тогда я их так и не понял.

Году в 2001 Наташа попросила меня помочь ей в съемках во время пострига в монахи. Это было в Беслане, в бывшем не то доме культуры, не то здании жд-вокзала. И это опять же, стало одним из самых сильных впечатлений моей жизни. Тогда, я кажется, видел Наташу Багаеву один из последних раз.

Потому что через три года в тетином огороде я встретил матушку Нонну. Первое время я ее принципиально продолжал звать Наташей и она, вроде бы не была против, но как-то незаметно и для меня она стала матушкой Нонной.

А матушка Нонна вместе с сестрами построила на руинах монастырь, реабилитационный детский центр, рвалась в воюющую Южную Осетию. А два года назад стала чуть ли не символом борьбы против строительства цементного завода в Алагире. И борьбу эту выиграла. Наверное, просто потому, что люди ей поверили. «Если даже монашки против, то, наверное, все на самом деле очень серьезно», — сам не раз такое слышал. И народ выходил. Не один раз, как это было во Владикавказе, а столько, сколько было нужно.

Харизма – дурацкое слово. Не люблю его. И у матушки Нонны ее, этой харизмы, скорее всего нет. У нее есть вера. Вера в людей, в справедливость, в добро. И, в конечном итоге – в Бога. И, наверное, люди на самом деле верят только тем, кто верит сам. Ну а кому еще верить?

Я не знаю, когда день рождения у игуменьи Нонны, но у Наташи Багаевой оно – сегодня. И я присоединяюсь к поздравлениям нашего общего друга Ольги Алленовой, которая написала, что матушка Нонна «лучшее, что случилось с Осетией за много лет».

Сил тебе, здоровья, добра и мира, Нонна!

Пьяный

Это все хуйня, когда говорят, что типа, женщины более романтичные, чем мужчины. Просто так говорят те, кто ни разу не видел пьяного мужчину. вот как меня, например. Я слушаю эти песни и плачу.
И я уверен, что уже завтра с утра пожалею, что писал это, что разрешил себе расслабиться. Но сейчас... Сейчас я думаю, что это правильно. И слушаю ванильные песни.
И мне хорошо.
Подорожник-трава, на душе тревога, может вовсе у нас не былооо любви...

Сменили концепцию


Решили больше не делать рейтинг, а попробовали поменять концепцию. Теперь блоги и посты в соцсетях, которые попали к нам, будут событийными. То есть, отражающими происходящее в республике или комментирующие их. Так что теперь у каждого пользователя есть реальная возможность стать героем обзора. 
Хотел написать, что нет в мире ничего красивей обнаженной женщины. Рассказать, как к этой картине невозможно привыкнуть и что каждый, кто говорит, что относится к ней спокойно - врет.
Но - передумал.
Потому что сейчас в ЖЖ не до обнаженных женщин. Не поймут. Осудят. Сейчас здесь война. Война на Украине, война на Кавказе, война в Сирии. Бля, да везде война. В головах - война ядерная. На полное уничтожение. Причем, уничтожение этой самой головы и мозгов, кое-где ее еще населяющих. Они, конечно, пытаются держаться, но силы на исходе. И крепость (хотя, какая там крепость?) вот-вот падёт. И, как сейчас модно говорить, бывшее великолепие и веселые домики с цветочками поглотит радиоактивная пустыня, над которой будет кружится радиоактивный пепел. Ну, или пепелац. Это уж кому как повезет. Повезет, блин. Да.
А потом уже не будет ни разукрашенных домиков, ни цветов, ни детей цветов, ни детей домиков. Никто не будет смеяться и радоваться. И восхищаться обнаженными женщинами. Потому что ну какая же женщина прельстится на радиоактивную пустыню с таким же радиоактивным пеплом? Хотя, женщины загадочные. Может, кому-то из них и покажется это романтичным. Сидеть обнаженной под порывами ветра, развевающего пепел, который еще совсем недавно был красивым домиком или крылатыми качелями. Теперь вот летят-летят не они, а пепел от них. Так вышло. Хозяин решил их сжечь нахуй. Потому что война кругом. А женщина... Ну, посидит она. Посдувает себя ошмётки бывших качелей и уйдет. Ну а вдруг ее тоже захотят сжечь. И тоже нахуй. В плохом смысле, конечно.
Так что, не будет поста о красоте. Вместо него получился пост о долбоебах.
Извините.

Profile

far_zaur
far_zaur

Latest Month

March 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom


Рейтинг блогов

Рейтинг блогов
Powered by LiveJournal.com